18 художников, переосмысливающих понятие «ужас». Часть 2

Продолжение страшно прекрасного обзора

10. Godmachine

Работы Godmachine печатали не только крупнейшие компании гот-сектора, но и использовались для дизайна скейтбордов

Godmachine называет своим вдохновением поп-культуру. «Когда я был ребёнком, был один магазин видеокассет в моём посёлке. Один на мили вокруг. Им управляли друзья моего старшего брата и вся стена была заставлена этими потрясающими коробками кассет, на которых были те самое картинки, будто срисованные с фотографий, с хреновой обработкой и ужасными усами (а-ля Том Селек)».

Тьма внутри: работы Godmachine’s могут быть как поп-культурными постерами, так и потрясающими графическими дизайнами, как этот

«Я уверен, что этот магазинчик определил то, как выглядит искусство, что я создаю. И сейчас я работаю над усовершенствованием фигни, которую я делаю.»

«Моё вдохновение — тот самый магазинчик в маленькой деревушке и антикварная лавка из Гремлинов, где герой покупает Могвая, да и Ройстон Вэйзи.. Эти выдуманные места стали для меня отличной пусковой установкой.»

11. Аарон Элфри (Aeron Alfrey)

Многослойный ужас Бабы-Яги

«Меня завораживает эта мистическая недосказанность, от которой бегут мурашки; та сила пугающей картины над зрителем,»– поясняет Аарон.

«Для меня удовольствие играть со светом, вытягивать его из тьмы с помощью несчитаемого количества слоёв и текстур.»

Этот «Дом с привидениями» объединяет в себе огромное количество текстур

«Я абсолютно пленён текстурами поверхностей, и я создам работы из их многообразия, вплетая в каждый элемент, от лица, до пейзажа.»

«Но так же я в восторге от монстров, которые можно найти в классических картинах. К примеру ад Иеронима Босха, работы Корнелиса Сафтлевена, Брюгеля или Жака Калло. И одно удовольствие теряться в мирах фантастических чудовищ.»

12. Стив МакГиннис (Steve McGinnis)

Винсент Прайс знаком всем задротам по ужасам, в особенности этот скачок от героя к злодею, оставшийся в сердцах на десятки лет

Стив МакГиннис начал рисовать достаточно в раннем возрасте. «Моя тётя, фанатка ужастиков, сидела со мной, когда я был ребёнком и мы смотрели фильмы Хаммер 70-х годов, Челюсти,  Классическую серию фильмов ужасов студии Юниверсал — в общем всё, из-за чего я не мог спать ночью,» – признаётся он.

Выбеленная маска Капитана Кирка стала ужасающим лицом для многих Хэллоуиновских фильмов, и всё же Стив, обрамив её призрачным сиянием, смог сделать её чуть более пугающей

«Это стало отражаться в моих ранних работах. В шесть, к примеру, я рисовал Гровер vs. Челюсти. С того времени я стал фанатом фильмов ужасов, и рос я в самое идеальное для этого время:  ребёнком я смотрел фильмы Хаммер, в 80-х засматривался резнёй, ну и так далее.»

«В принципе я рисую всё, но только, когда я создаю работу «ужастик», я вкладываю в неё всё, что у меня есть. Наверное, можно сказать, что это моя страсть.»

13. Ровина Кай (Rovina Cai)

Ровина говорит, что её изображение Дориана Грея была  «идеальным шансом использовать анимацию для создания чего-нибудь эдакого»

Artist Rovina Cai says: «Мне нравится идея создания чего-то прекрасного, и чтобы из-за угла, где-то на самом краю было что-то жуткое. Это настоящее испытание, найти баланс между мрачными и красивыми элементами, но, если это получается, то это заставляет зрителей ещё внимательнее рассматривать работу.»

Монстр Франкенштейна: Каи изображает его как существо, заслуживающее сострадания, чтобы показать красоту гротеска

«Я создала эти работы для Месяца ужаса. Первая — иллюстрация Дориана Грея – это было идеальным шансом использовать анимацию для создания чего-нибудь эдакого.»

«Вторая – Монстр Франкенштейна. Я хотела изобразить его как существо, заслуживающее сострадания, чтобы показать красоту гротеска.»

14. Дэйв Кендал (Dave Kendall)

«С самого раннего возраста меня притягивало всё готическое и жуткое,»– объясняет иллюстратор Дэйв Кендалл,–» всё началось со старых ужастиков Юниверсал, потом литература. А потом Стокеровский Дракула и мир Стивена Кинга всё закрепили.»

«И я пронёс эту любовь через многие проекты. That love has carried over into many on my projects. К примеру, Houses of the Holy для приложения Madefire, а также иллюстрирование для The Dark Judges для 2000AD’s Dreams of Deadworld.»

15. Ким Миятт (Kim Myatt)

Для создания подобных изображений Миятт использует достаточно сдержанную палитру, оставляя мрак и свободу для воображения зрителя

Художник Ким Миятт рассказывает: «Для меня Ужасы — одно из самых интересных явлений. Мне нравится выходить за рамки крови, внутренних органов, и работать с более утончёнными вещами. К примеру этим растекающимся чувством, преследующим вас ночью по дороге домой.»

«Нет ничего страшнее того, что уже есть в сознании смотрящего, и создание подобного — тонкая грань между тем, что стоит, и что не стоит показывать.»

Создание подобны картин помогает Миятту понять свои собственные страхи

«Страх – дело каждого, и нет ничего приятнее, чем слышать искреннюю реакцию на свои работы. Будто я смог пробраться в какую-то часть их психики которую они скрывали. В неизведанное.»

«Ну а если говорить о себе, то создание подобных работ помогает мне лучше понять свои собственные страхи и того, как же их можно контролировать. Бросаетесь один раз на него, страх, и больше он вас не беспокоит. Поэтому я рисую то, что я рисую.»

16. Мартин МакКенна (Martin McKenna)

Иллюстрация Старого тёмного дома (1932) , которую сделал МакКенна в возрасте 15 лет

Для Мартина МакКенны всё просто. » Пока я это рисую, то просто растягиваю подольше своё пребывание в мире моих любимых книг, фильмов, а так же это просто попытка воссоздать эту атмосферу. Обожаю всякую жуть!»- рассказывает он.

Проклятье Мумии было создано  в качестве обложки для одноимённой книги, написанной Джонатаном Грином

«Эта иллюстрация (которая выше) показывает мумию Акхариса, и его полумаска позволила мне нарисовать нечто похожее на маску Тутанхамона, но при этом оставить место для иссушенной плоти.»

«Его высушенное лицо напомнило мне о любимой телеэкранной мумии, Имхотеп Карлоффа, 1932 года. Саркофаг на заднем плане отдаёт дань серии Доктора кто «Пирамиды Марса», являющейся классикой ужасов!»

17. Кевин Кроссли (Kevin Crossley)

Работы Кроссли полны поразительный существ, которых он называет совершенно случайными!

«Вообще все ужасы и тьма в моих работах — чистое совпадение!»

«Я никогда не делал это преднамеренно, да и не пытался, особенно в период развития своего творчества, но, тем не менее, видимо оно действительно слишком сильно вросло во всё, что я делаю,» – признаётся художник Кевин Кроссли.

Красная королева из «Алисы в Стране Чудес

«Мне приносит удовольствие работать с концепциями кошмаров, но я никогда не начинаю работать с данной идеей в фокусе. Возможно, это прозвучит странно, но некоторые элементы просто говорят тебе о том, что будут мрачнее, чем могли быть изначально, и эти моменты кажутся мне самыми ценными.»

«Контент играет по своим правилам, зачастую вдохновлённый темой растений, или скелетов, анатомией насекомых и другими природными темами. И из такой смеси получаются просто потрясающие вещи.»

18. Ирис Компит (Iris Compiet)

Предсказатель несчастий был частью проекта, который объединяет в себе её страсть к Циркам уродцев и старой фотографии

«Я стараюсь уйти  к мрачной стороне вещей, всегда так делала,»– говорит Ирис. » И всё же держусь подальше от уже приевшейся всем крови и мерзости. Вместо этого мне нравится работать с эфемерным отчаяньем и подобными тонкими чувствами.»

«Я привораживаю людей, показываю что-то совершенно нормальное, но стоит только приглядеться повнимательнее, и всё. Страх для меня больше чувство, чувство того, как на загривке волосы встают дыбом, вздрагивание, мурашки по спине.»

Жуткие скетчи ведьм напоминают гоблиноподобное зло, упоминаемое в легендах
( а также в рассказах Роальда Даля)

«Шепот во тьме ночной, страшные истории под покровом ночи. Предания и городские легенды. Что-то «вроде» обычное, тьма, скрывающаяся в каждом из нас. Нет ничего хорошего и плохого, белого или чёрного, но всё вместе.»

Добавить комментарий