Пол Кидби — художник, ожививший Плоский мир Терри Пратчетта

Узнайте, как из поклонника он превратился в друга-художника и соавтора писателя.

 

От создания искусственных зубов до стрельбы огненными стрелами и рисования магического “как-его-там” для автора фэнтези сэра Терри Пратчетта — во всем этом британский художник Пол Кидби сделал долгую и успешную карьеру, как рассказывает он сам.  

Кидби рос на окраине Лондона в 1960-е и 70-е. Ребенком он был очарован домом одной леди с его улицы. В окне дома стоял скелет. А когда он узнал, чем эта леди зарабатывает на жизнь, дом показался ему еще прекраснее. Но только будучи подростком он осмелился постучать в дверь мисс Окингдон.

В то время он только закончил шестой класс и работал в “Молодежной программе возможностей”, делая вставные зубы. С детства он интересовался искусством. Он  частенько делал пластилиновые модели орков и эльфов из книг, которые ему читала старшая сестра.

Рисовать тоже ему нравилось всегда. У него было много материалов, так как его отец занимался продажей канцелярии. Подростком Пол рисовал картины из собственного воображения, вдохновляясь двумя своими главными интересами: фентэзи-литературой и панк-роком — “Властелин колец” и The Jam, “Война миров” The Clash. В возрасте 17 лет Кидби набрался храбрости познакомиться с мисс Окингдон.

“Мисс Окингдон, — говорит он, — была анатомической художницей, работавшей в операционных, и была опытной чертёжницей и каллиграфом. Она преподавала рисование в Колледже Искусств Илинг. В число её студентов входили Пит Таунсенд, Фредди Меркьюри и Ронни Вуд.”

“В недвусмысленных выражениях она объяснила, что если моё желание стать художником серьёзно, мне придётся изучить азы рисования, начиная с перспективы, анатомии и композиции. Мне придется отбросить рисование из воображения и начать рисовать с натуры.”

  • Кидби начал иллюстрировать книги сэра Терри Пратчетта в 2002 и оставался близким другом автора до его смерти в 2015.

Кидби посещал мисс Окингдон каждую неделю. Она критиковала его работы и давала задания. Технически он многое узнал от неё. Но важнейшим из того, что он узнал, было то, что чтобы стать успешным художником, нужна дисциплина. “Это было начало, — говорит иллюстратор и скульптор, — переломного процесса в моем творческом развитии.”

В начале 1980-х Кидби придумывал и рисовал рулонные шторы на фабрике. Он работал, но не слишком усердно. Он и его друг отмечались на работе, а затем отправлялись на пробежку. Если они не шли на пробежку, они делали что-нибудь похуже. “Мы мастерили луки и стрелы и стреляли через весь наш отдел в рулоны картона. Всё прекратилось после того, как мы увлеклись и начали стрелять горящими стрелами, потому что мы поняли, что наши забавы выходят из-под контроля”.

К середине 80-х он работал коммерческим иллюстратором, сначала как свободный художник в Лондоне, затем рисовал поздравительные открытки и упаковки, а позже устроился в Future Publishing в Бате, где рисовал обложки для таких журналов, как  Sega Power, GamesMaster и Commodore Format.

“Я был наполнен юношеским оптимизмом, — говорит он, — но это требовало усердной работы, даже по выходным. Дни стрельбы из лука окончательно и бесповоротно прошли”.

“Я и понятия не имел, насколько он популярен!”

  • “Я написал эту картину в 2014. Это крупномасштабная картина акрилом на холсте, на ней представлено около 70 персонажей Плоского Мира. Картина была для выставки Hisworld Терри Пратчетта в музее Солсбери.”

Кидби помнит тот день, который определил всю его будущую карьеру: его первую встречу с автором бестселлеров сэром Терри Пратчеттом.

“В 1993 моя сестра подарила мне на день рождения “Цвет волшебства” Терри Пратчетта. Этот подарок стал поворотным, — вспоминает он. — Сразу же в моем воображении родились образы Плоского мира и его обитателей. Я набросал некоторых персонажей и взял их с собой на автограф-сессию в Бате.”

В то время Кидби и понятия не имел, насколько популярным был автор, и был немного удивлен, когда ему пришлось встать в длинную очередь за автографом. “Я пожал ему руку и передал конверт с моими набросками. Я и не ожидал какого-то ответа. Однако, несколько недель спустя он позвонил мне и предложил создать несколько иллюстраций для него. Это был очень волнительный момент.”

Пратчетт сказал, что образы персонажей, которые Кидби подарил ему, были самыми близкими к тому, как он себе их представлял, ближе, чем кому либо удавалось изобразить их прежде. “Это очень вдохновило меня, как и его одобрение, выраженное в разрешении рисовать иллюстрации для него.”

“Я часто приходил к нему в гости и мы обсуждали образы персонажей и обдумывали пейзажи окружения. Работы Терри остаются большим вдохновением для меня и моя благодарность за возможность, которую он дал мне, огромна.”

Рисуя Плоский мир

  • “Вещие сестрички” — “Я начал этот рисунок в 2002 и закончил в 2013. Он был для выставки в музее Рассел-Коутс в Борнмуте. Матушка Ветровоск выглядит прямо как моя мама.”

С 2002 Кидби рисовал обложки для книг прославленной серии “Плоский мир” и разнообразных сопутствующих товаров. Кидби напрямую общался с сэром Терри вплоть до его смерти в 2015. Вместе они создавали дизайны. Теперь заказы поступают от издательств или фонда Пратчетта.

Создавая обложки, Кидби получает краткое описание, а затем работает с художественным редактором, пока их мнения не сходятся. “Моя задача — визуализировать краткое описание, — говорит он. — так что для меня это не компромисс, а случай, когда я даю клиенту то, что он хочет увидеть. Иногда я вкладываю дополнительные идеи, когда сдаю работы, но в целом это процесс сотрудничества, и он мне очень нравится.”

Кидби начинает с очень грубого наброска, который никто, кроме него, не увидит. Он не превращает его в серию рабочих набросков. Вместо этого, когда он определяется с идеей, он начинает работать над тем, что в конце концов станет законченным рисунком, добавляя линии, стрия их, работая карандашом и резинкой до тех пор, пока не будет доволен композицией. Затем он добавляет тени, чтобы определиться с тоном и формой.

Если в будущем он собирается раскрашивать работу, он рисует детальный подмалевок в тонах сепии, который “служит костяком рисунка, усиливая линии и форму”. Затем он добавляет тонкие отмывки цвета.

  • Вампиры, нарисованные для Discworld Diary в 2003. Я придал оттенок рисунку на компьютере.

На финальных стадиях работы Кидби использует цветные карандаши для проработки деталей и бликов. Он описывает себя как художника “современной старой школы”. Он стремится к точности в перспективе, в пропорциях, в других деталях, которые являются основой его мастерства. Последние штрихи он добавляет в Photoshop’е. По его собственному признанию, он медленный работник.

“Если даже тема рисунка фантастическая, — говорит он, — например, дракон, я применяю свои познания в анатомии, чтобы сделать существо достоверным. В моих работах чувствуется история, и я склонен использовать приглушенные цвета.

Часто я придаю иллюстрациям юмористический оттенок, а иногда пародирую существующую картину, но только когда это уместно. Я думаю, что все мои работы невидимой нитью связывает “волшебное как-его-там”, полезный термин Пратчетта”.

Кидби работает каждый день, часто и в выходные. Он встает в 6:30 и устраивает пробежку на беговой дорожке. Он приступает к работе не позже 9 утра после завтрака и крепкого кофе. Он прерывается на обед, днем выгуливает собаку и занимается пилатесом, чтобы “восполнить часы, проведенные в сгорбленном состоянии за рабочим столом”. Он обычно заканчивает работу к 6 и редко работает до ночи.

Кидби нравится масло, акрил и цветные карандаши и гладкая бумага Bristol. У него нет специально выделенной студии. Он работает за обеденным столом или в оранжерее. Он пользуется iPad’ом, но скорее для поиска референсов, чем для создания рисунков. Кроме него у Кидби нет никаких “крутых рисовательных гаджетов”.

Увековеченный в бронзе

  • Эта бронзовая статуя Терри Пратчетта была установлена в Солсбери, городе, где жил автор. “Наследие Терри невероятно, и мне предстоит проиллюстрировать еще много его чудесных работ”.

Кидби организовал проект, чтобы почтить память автора Плоского мира — скульптурный портрет сэра Терри Пратчетта. “Я сделал его в качестве предварительной подготовки к полномасштабной скульптуре писателя, которую я буду делать  для города Солсбери.”

Бюст сделан из глины на масляной основе Chavant, поясняет Кидби. “Внутри у неё проволочный каркас. Вначале я работал по фотографиям, пока не остался доволен основными пропорциями. Затем по памяти я попытался запечатлеть выражение лица человека, которого я знал. Только когда я остался доволен сходством скульптуры с Терри, я взялся за очки и его знаменитую шляпу.”

Кидби говорит, что характерные очки Терри потребовали очень кропотливой работы. “Они сделаны из тонкой проволоки с тонким слоем глины. Шляпа была сделана отдельно, и её можно снять. Скульптура затем была доставлена в литейную Sculpture Castings в Бейзингстоке, где специальная команда взялась за  изготовление формы и отливку.

“Последние стадии работы  — это шлифовка бронзы перед наложением патины и полироли из пчелиного воска.Будет всего 12 бронзовых форм.”

Общение со зрителями

  • Великий А’Туин: “Эта крупномасштабная картина изображает Плоский Мир на спинах четырех слонов, которые стоят на огромной черепахе, плывущей по космосу. Гений Пратчетта в работе.”

“Моя задача как иллюстратора, — говорит Кидби, — всегда думать о зрителях и превращать текстовую информацию в визуальную форму.”

Он считает выставки в галереях самой приятной частью своей работы, так как они позволяют ему показать свои картины так, как он хотел бы, чтобы их увидели, без текста, заголовков или цифровых правок, сделанных клиентами. Живое непосредственное взаимодействие — вот самый глубокий способ общения между художником и зрителем.

Кидби работает в сотрудничестве с фондом сэра Терри Пратчетта и музеем Солсбери на главной выставке под названием Hisworld (“Его мир”), которая продлится до января 2018 и представляет около 40 оригинальных картин по Плоскому миру, включая концепт-дизайны Кидби для крупномасштабной бронзовой статуи сэра Терри Пратчетта для города Солсбери, где жил автор.

В будущем у него запланировано еще несколько совместных работ: “Хоть Терри, к несчастью, скончался, — говорит Кидби, — его наследие огромно, и мне предстоит проиллюстрировать  еще много его чудесных работ, поэтому в будущем у меня много волнующих новых проектов.”

  • “Эта картина была сделана для французской обложки книги в 2011. Она стала символической, так как была выпущена в то время, когда Терри боролся с Альцгеймером. Я нарисовал партию таким образом, что фигуры Терри находятся в выигрышном положении.”

После двух десятилетий сотрудничества рисунки Кидби практически неотделимы от книг Пратчетта и наоборот. Но положение ключевого художника для одного из самых успешных авторов не изменило методов его работы. Иногда у него уходят годы на разработку идеи, прежде чем он берет карандаш в руки. Одна-единственная цветная иллюстрация может занять 6 недель.

И все это благодаря дисциплине, которой он научился у мисс Окингдон.

“Я предпочитаю идти своим путем, — говорит он, — и сюда не входят посещения вечеринок издательств, конвенций, участие в конкурсах или быть в центре внимания. Так что, думаю, признание неважно для меня. На самом деле, самое важное для меня — возможность продолжать работу в тишине и покое.”

Добавить комментарий